Рашель

12 июня 1838 года на сцене «Комеди Франсэз» дебютировала Рашель (настоящее имя — Элиза-Рашель Феликс, 1821 — 1858). Эта семнадцатилетняя девочка, не получившая никакого образования, не учившаяся театральному ремеслу, сумела сделать то, что оказалось не под силу всей труппе: она вернула публику в зрительный зал, заставила труппу вновь ощутить себя первым театром нации.

Биография Рашели, ее творческая судьба связаны с «Комеди Франсэз». До конца своей короткой жизни (она умерла в тридцать семь лет) она состояла актрисой театра, в разные годы была его сосьетером или пенсионером, хотя одновременно совершала длительные гастрольные поездки по всей Франции, другим странам Европы, по России и Америке.

Рашель вышла из очень бедной семьи (ее отец был странствующим мелким торговцем), силой своего таланта она засверкала в первом театре Франции как величайшая актриса. Это было неожиданным не только для людей ее окружавших, но, прежде всего для нее самой. Постоянный успех в разных аудиториях был ей необходим. Ей важно было утвердить себя, доказать себе и своим зрителям, что талант ее не знает границ, не знает усталости и падения. Она неоднократно, при разных обстоятельствах, говорила, что актерская профессия и есть для нее жизнь. Два этих понятия были для нее равнозначны. Постоянное общение со зрителями было для нее необходимостью. Во имя своего искусства она готова была на любые жертвы. Ради театра она пожертвовала семейной жизнью, хотя боготворила своих сыновей и хотела, чтобы они имели семью, стали «законными», что в те времена было обстоятельством немаловажным.

Природа наделила молодую актрису трагическим даром огромной силы, ей были свойственны тончайшая эмоциональность, редкая душевная подвижность, предельная искренность и достоверность, безукоризненный вкус. Ее исполнение отличалось стремлением к тонкому раскрытию психологии героинь, живому и непосредственному выражению чувств. Эти черты ее актерской игры были данью всеобщему в те годы увлечению искусством романтиков. В трагедиях классицистов ей были близки именно живые человеческие чувства — то, что и было характерным для времени, в которое жила Рашель.

Историки и сегодня пишут, что дарования ярче и многообразней, чем у Рашели, «Комеди Франсэз» не знал за все годы своего существования: Рашель признается ими вершиной в ряду всех других талантливейших актеров этого театра. Рашель прославилась исполнением ролей классического репертуара, она играла в пьесах Корнеля и Расина, в буквальном смысле возродив их на сцене. Задолго до появления актрисы на сцене драматургия исчезла из репертуара «Комеди Франсэз». После Тальма ее считали устаревшей, не способной привлечь внимание зрителя. Рашель опрокинула эти представления.

Ее первой ролью была Камилла («Гораций» Корнеля), затем она исполнила Эмилию («Цинна» Корнеля), Гермиону («Андромаха» Расина), Роксану («Баязет» Расина),— все эти роли она сыграла в свой первый театральный сезон, и они сделали ее знаменитой. Затем последовали Паулина («Полиевкт» Корнеля) и Монима («Митридат» Расина).

От Рашели идет новая сценическая традиция исполнения трагедий Корнеля и Расина. Она сделала их актуальными, наполнила современным смыслом. Это мнение было высказано Виктором Гюго, которого никак нельзя заподозрить в приверженности классицизму. Рашель как бы вдохнула в классицистскую трагедию новую жизнь. Не лишая героинь масштабности, она убедительно вскрывала логику, жизненную основу их поведения и поступков, рассказывала об их судьбах как о судьбах земных героинь, делала их переживания и мысли понятными и близкими зрителям.

Ее исполнение никогда не было стихийным, рождавшимся лишь как взлет темперамента. Оно основывалось на детальном изучении пьесы, логики развития чувств и страстей. Можно лишь удивляться тому, как много она работала, прежде чем решалась вынести свои роли на суд зрителей. До конца жизни, например, изучала она в музеях многих стран мира, где бывала на гастролях, античную скульптуру. Поэтому и внешний облик, пластика, костюмы ее героинь следовали классической форме античного искусства, благородству его линий. Отточенность и пластическая завершенность формы были одним из отличительных свойств ее исполнительской манеры. Вкус Рашели был безупречным, ее героини никогда и ничем не шокировали даже самую изощренную театральную публику. В каждом своем спектакле Рашель играла с полной отдачей, полной душевной тратой — сейчас бы мы назвали это «работой на износ».

Этим объясняется огромный успех Рашели на сценах самых разных стран мира. Интересен отзыв о спектаклях Рашели во время ее гастролей в России одного из тонких ценителей театра, И. И. Панаева. Вот что он писал об одном из ее последних спектаклей на сцене Мариинского театра в Петербурге: «…Рашель вызывали со слезами и криками, выходившими из душ потрясенных и взволнованных. Такие крики удавалось слышать не всем артистам. В одно из представлений она была осыпана букетами цветов. И эта Рашель, эта гордая своим талантом женщина, в свою очередь растроганная и потрясенная до глубины, невольно почти преклонила колени свои перед публикой… В эту торжественную минуту артистка и публика слились в одном общем восторге, оценили и поняли друг друга. Публика поняла — что такое искусство истинное, артистка почувствовала — что эта новая, еще за несколько дней перед тем чуждая для нее публика сделалась ей близкой, потому что она в состоянии понимать искусство и сочувствовать ему…»

© При копировании информации гиперссылка на www.mafrance.ru обязательна!


Понравилась статья? Подпишись на rss, чтобы всегда быть в курсе событий.

Оставить комментарий