Непредсказуемая Амели Нотомб

Амели Нотомб, или «божественная Амели», — звезда европейской литературы, автор многих блестящих остросюжетных романов, едва ли не самая читаемая сейчас во Франции писательница.

Амели Нотомб

Амели Нотомб

Все ее новые романы раскупаются практически мгновенно. И это не просто распространенное средствами массовой информации мнение, а факт. Обложка с именем Амели Нотомб чаще других мелькает сегодня в руках пассажиров парижского метро. Ее книги переведены на тридцать языков, их тиражи достигают астрономических цифр. В Германии Амели Нотомб даже присудили премию книготорговцев.

«Амели Нотомб — чародейка. Она превращает ртуть в золото и легки занимательный рассказ в маленький философский трактат. Она увлекает, но заставляет и размышлять», — так оценивает ее французская пресса.

«Мои книги годятся для всех: это и легкое чтиво и интеллектуальная литература — то и другое одинаково верно», — вторит им сама писательница.

Гений и злодейство, чувство вины и любовь-ненависть, взаимоотношения женщин, уход от себя и метаморфозы гадких лебедей — Амели в своих книгах балансирует на грани нормы, никогда не делая шаг за эту грань.

Амели НотомбОна почти ни в чем не уступает странным героям и героиням своих книг. Она любит умопомрачительные шляпы и гнилые фрукты, не умеет пользоваться компьютером и мобильным телефоном, с невероятной скоростью пишет свои расходящиеся бешеными тиражами романы в самых дешевых детских тетрадках, обязательно одевая при этом что-нибудь теплое — когда она пишет, у нее резко падает температура. Поражает плодовитость писательницы: говорят, в год она пишет три книги, но публикует лишь одну. И в ящике ее письменного стола лежит толстая пачка рукописей, которые Амели Нотомб, скорее всего, никогда не отправит в страстно ожидающее очередного бестселлера издательство. Просто потому что не хочет.

Амели Нотомб родилась 1 августа 1967 года в г. Кобе (Япония), в семье бельгийского дипломата. Первые пять лет жизни она провела в Японии. Затем Амели жила в Китае (Пекин), в Америке (Нью-Йорк), в Бангладеше, Бирме и Лаосе, куда переводили ее отца по дипломатической службе. Многие ее книги автобиографичны и узнать о жизни писательницы мы можем, прочитав их.

В 17 лет она приехала в Бельгию, где в Свободном университете Брюсселя изучала романскую филологию. Благодаря любви к Востоку, куда мечтала вернуться, Амели изучила японский язык и устроилась переводчицей в крупную токийскую компанию. Однако ее обязанности ограничились практически работой с кофеваркой, а любые попытки проявить инициативу приводили к ухудшению ситуации. По истечении годичного контракта Амели Нотомб вернулась в Европу и поселилась в Париже.

«Для французов бельгийцы — это очень глупый народ, идиоты. Но я во Франции популярна. Я чувствую, что у меня нет страны. Моя страна, мой дом, мой мир — это я, мои эмоции и переживания. С семьей, которая папа-мама-брат-сестра, у меня прекрасные отношения. А вот семья более широка — дяди, тети и прочие родственники второго плана — это большая строгая католическая семья, и там на меня смотрят косо: что это такое — замуж не выходит, детей не рожает, все время книги какие-то пишет, черт знает что!»

«Когда в возрасте 17 лет я приехала в Брюссель в первый раз, я была поражена, сколько люде напоминали мне из какой семьи я родом! Даже сейчас семья Нотомб играет важную роль в политической жизни Бельгии».

Гигиена убийцы

Гигиена убийцы

В 1992 году Амели Нотомб дебютировала в литературе романом «Анатомия мести» — русский перевод «Гигиена убийцы», где она по-своему решила известную проблему совместимости гения и злодейства.

Знаменитому писателю, нобелевскому лауреату по литературе Протекстату Таху поставлен смертельный диагноз и дни его сочтены. В надежде получить эксклюзивное интервью к нему один за другим приходят жадные до сенсации репортеры. Все они терпят неудачу, и лишь молодой журналистке Нине удается разговорить старого мизантропа и выведать его жуткую тайну.

За этот роман Амели Нотомб получила в 1993 году премию Рене Фалле и премию Аллена Фурнье.

В 1999 году режиссер Франсуа Ружьери снял по этому роману фильм. Но писательница сочла эту экранизацию неудачной. Она мечтала, чтобы этот фильм снял Лоран Бутонна, а главную роль журналистки Нины сыграла Милен Фармер.

Уже по это книге можно было предсказать будущую славу молодой писательницы. Репутацию одаренного автора подтвердили последовавшие книги.

1993 год — «Любовный саботаж». Автобиографический роман Амели Нотомб, повествующий о ее жизни в Китае, в «гетто» Саньметунь в период правления «банды четырех». «В Китае я познала свободу», — слова автора можно толковать как основополагающую идею этого романа. А еще это роман о первой детской влюбленности, о перипетиях роста и взросления, о детской классификации человечества.

«До 14 лет я делила человечество на три вида: женщины, маленькие девочки и нелепые существа».

«В Пекине моя жизнь имела огромное значение. Человечество нуждалось во мне».

«Слава поразила меня, как других поражает молния. Малейший жест казался мне царственным. Я ощущала себя как на параде».

В 1994 году Амели Нотомб «выдает» издателю пьесу «Горючее» (в другом варианте «Топливо»). Пьеса эта — размышление о человеческой природе, о том, как она проявляется в условиях войны, страха и голода, когда приходится делать выбор между высокими духовными устремлениями и простыми, порой низменными, потребностями.

В этой пьесе мы имеем следующее действие: в некоторой стране идет война, и, видимо, страна, в которой происходят военные действия, близка к поражению. В холодной квартире ждут неизбежности профессор, аспирант Даниэль и его девушка Марина. Вся мебель уже пошла на растопку, остались лишь книги, а до конца зимы еще далеко. В бурной дискуссии обитатели квартиры решают, какую книгу они будут бросать в печку и существует ли смысл в этой книге. Одна за одной книги летят в печку и чем меньше остается печатной продукции, тем больше нового люди узнают о себе. Конец печален для всех — и для книг, и для наших героев.

Прелестная драма о психологии человека в экстремальной ситуации и тяжелейшем пути к честности по отношению к своей душе. Попытка людей сохранить человеческое лицо в нечеловеческой войне. Что выбрать представителям интеллигенции: замерзнуть, сжечь ценные книги, заняться сексом, лишь бы согреться в промозглой комнате?

В 1995 году увидел свет роман «Катилинарии» (название отсылает нас к временам Цицерона, который произнес 4 ярких речи против бунтовщика Катилины). Этот роман посвящен осмыслению темы посторонних людей в нашей жизни.

Главные герои романа — пожилые супруги, решившие удалиться от городской суеты в тихое местечко. Поселившись в новом доме, они знакомятся с соседом, который берет за правило приходить к ним каждый день в одно и то же время. Надоедливый сосед нагло вторгается каждый вечер на 2 часа в жизнь супружеской пары. Паламед Бернарден — мерзкий хам и гнусный зануда, другого такого не найти. Его манера односложно изъясняться, не задавать вопросов и являться в гости ежедневно с 16:00 до 18:00 превращает жизнь супругов в абсурдный кошмар. Главный герой Эмиль решает избавиться от нежеланного гостя, используя софистику, приглашение на совместный обед и, ближе к концу романа, спасение жизни сосед. Финал романа представляет неожиданный поворот. Он убийственный, проще говоря…

1996 год. Роман «Пеплум» — фантастическая история о том, как писательница Амели Нотомб попадает в далекой будущее. Несмотря на чудеса прогресса, оно кажется героине огромным шагом назад, ведь за несколько столетий человек в значительной мере утратил свою индивидуальность и ценность.

В этом романе Амели Нотомб внезапно озвучивает теорию о гибели Помпеи: не могли ли ученые из будущего подстроить гибель города, чтобы заполучить уникальный культурный памятник? Затем она оказывается в будущем, скакнув на 585 лет вперед. Она попадает в жутко тоталитарный мир, куда ее буквально затащили, чтобы не болтала лишнего про Помпеи и не срывала людям научную деятельность. Амели Нотомб начинает изводить своего «надсмотрщика» Цельсия расспросами о XXVI веке, жалобами, претензиями и провокациями. На вопросы он отвечает такое, что лучше бы этого никогда не знать, а жалобы встречает феноменальным хамством в стиле «меня не волнует ваша боль», но Нотомб не сдается. Времени у них полным-полно, писательница убеждена, что на этого морального урода должно что-то подействовать. В результате, под конец этого противопоставления прошлого и будущего у нашей Амели что-то получается.

У Нотомб получился научно-фантастический античный философский диалог с элементами социального психоза и сюрреалистическим финалом.

Преступление

Преступление

1997 год. Роман «Преступление», в котором исследуется феномен внешнего уродства человека и отношения его с другими людьми. Читая рассуждения главного героя о красоте и уродстве, поневоле приходишь к неутешительному выводу: а ведь и правда многим людям свойственно лицемерно заявлять, что внешняя привлекательность — это не главное, главное то, что у человека в душе! Тем не менее, мало у кого хватит духу признаться, что первое впечатление о человеке мы составляем в первые 10 секунд внешнего обозрения, и, следовательно, красота или хотя бы симпатичность играет очень большую роль… К тому же нельзя забывать, что недостатки внешности сказываются на характере и той самой душе не лучшим образом… Это все Нотомб блестяще демонстрирует через рассуждения главного героя:

«Что-то все-таки не продумано насчет красоты: все в один голос твердят, что внешность не имеет значения, что главное — душа и все такое прочее. Почему же тогда смазливых звезд как превозносили, так и превозносят, а образин, вроде меня, как не хотели знать, так и не хотят? В общем, врут люди. Интересно только, понимают они это или нет? Вот что меня бесит: возможно они врут, сами того не сознавая?

Что-то не продумано насчет Квазимодо: читатели не могут не любить его, горемычного: ах, какой он жуткий, ах, как его жалко! Прирожденная жертва да и только. Когда он влюбляется в Эсмеральду, так и хочется крикнуть красавице: «Полюби его! Разве можно перед ним устоять? Не смотри на его внешность!» Все это очень мило, но почему мы ждем, что Эсмеральда окажется объективнее Квазимодо? Разве его привлекает не ее наружность? Скажите на милость, он олицетворяет превосходство внутренней красоты над красотой внешней! Полюбил бы в таком случае беззубую старуху — тогда в него можно было бы поверить. Между тем, избранница его сердца — дивно красоты цыганка, влюбиться в которую проще простого. И нас пытаются убедить, что у этого горбуна чистая душа? Со всей ответственностью утверждаю, что душа у него подлая и порочная».

Второй аспект — это эгоистичное желание влюбленного человека обладать целиком объектом обожания, пусть даже пойти на убийство ради достижения это ели, не останавливаясь ни перед чем, идти до конца. Не каждый человек способен любить так, чтобы пойти ради обладания возлюбленной на все…

1998 год — «Ртуть». На сей раз Нотомб покажет новую интерпретацию «Графа Монте-Кристо» А. Дюма, помноженного на «Колекционера» Фаулза.

В 18 лет красавица Хэзел теряет родителей и ее берет на попечение мужчина, увозит на остров Мертвый предел и держит в заточении, причем во всем доме отсутствуют стекла и зеркала, дабы девушка с ангельским лицом не покинула его. На Мертвый предел лечить заболевшую девушку приезжает медсестра из города Нё. Практически здорово пациентке она назначает лечение, чтобы разгадать тайну ее заточения. Выясняется, что старик 20 лет назад потерял женщину (утопилась сама) превосходной внешности и воспринимает новую, как вернувшуюся к жизни Адель. Медсестра всячески пытается вывезти девушку с острова, но та ни в какую не соглашается из-за внешнего уродства. В итоге сама медсестра оказывается заложницей старика, который ее всячески одабривает, но не выпускает из дома.

Необычно в этом произведении то, что роман имеет две концовки…

Страх и трепет

Страх и трепет

В 1999 году вышел очередной роман Амели Нотомб «Страх и трепет», за который она номинировалась на Гонкуровскую премию и была отмечена Гран-при Французской академии. Изюминка романа в его автобиографичности.

Юная бельгийка, закончив университет, гонимая детскими мечтами, стремится в страну Восходящего солнца. В компании «Юмимото» она, образованная европейка, владеющая не просто японским, а деловым токийским языком, смогла добиться невиданного карьерного роста и з год дослужилась до удивительной, специально для нее созданной должности сменщицы туалетной бумаги. Жестокость, ханжество и нездоровое, фанатичное раболепство перед начальством и трудовой иерархией — со всем этим  пришлось столкнуться ей лично, прочувствовав заповедь Р. Киплинга «Запад есть запад. Восток есть восток. И вместе им не сойтись». Амели просто в отчаянии. Лишь две вещи могут ее утешить — мысленные полеты над Токио и изумительное лицо своей непосредственной начальницы Фубуки Мори, которую Амели немедленно записывает в свои подруги. А между тем, именно Фубуки при первых успехах подчиненной пишет на нее донос и становится злейшим врагом…

В 2002 году  по роману «Страх и трепет» французский режиссер Аллен Карно снял фильм. Главную роль сыграла молодая актриса Сильвия Тестю, она прекрасно справилась с этой задачей. Доказательством тому — приз за лучшую женскую роль на международном кинофестивале в Карловых Варах и премия «Сезар».

В 2000 году автобиографическую линию открывает «Метафизика труб».

Центру вселенной по имени Амели здесь нет и  трех лет, однако, освоение земного рая — Японии, где она родилась, и загадочного мира взрослых идет полным ходом. Это был ее персональный рай, в котором она была полновластной хозяйкой — не даром с первых строк романа лирическая героиня аттестует себя не иначе, как бог. Только позже Амели понимает, что не всесильна. Например, со зловредным старшим братом (антибогом) ей никак не сладить: «Вот возьму и вообще не буду называть его по имени. Нет имени, нет и брата».  И даже главная жрица ее веры, обожаемая тетушка Нисио-сан, при ней не навсегда — отца Амели рано или поздно переведут в другую страну.

«Когда тебе 3 года, ты уже знаешь, что когда-нибудь умрешь. Но сия печальная перспектива тебя совсем не тревожит: ведь это произойдет так нескоро, что кажется маловероятным. Но вот узнать в этом возрасте, что через год, два или три ты будешь изгнана из райского сада, хотя не нарушила ни одной самой суровой заповеди — урок жестокий и несправедливый».

Этой книгой писательница сама подкидывает ловкое наименование; «Метафизика труб» — это не только название книги. Это такая универсальная метафора для всей прозы Амели Нотомб. По ней скатываешься, и не за что зацепиться. Обыкновенно это считалось бы недостатком, но только не в случае с Нотомб. Потому как цепляться не хочется, да и не нужно: «Смотри же! Смотри хорошенько! Это жизнь! Перед тобой самая обыкновенная жизнь: слизистая оболочка, внутренности и бездонная дыра, которая требует наполнения. Жизнь — это и есть труба, которая глотает, глотает, но никогда не насыщается».

«Сто страниц динамита!», «Литературная жемчужина», «Чудесный сплав воображения и отточенного стиля» — так приветствовала французская пресса в 2001 году роман А. Нотомб «Косметика врага». «В этой жестокой сказке на два голоса ведется напряженный диалог о чувстве вины, о двойственности и противостоянии прекрасного и безобразного, доброго и злого начала».

Рейс Париж-Барселона задерживается. Застрявший в аэропорту герой вынужден слушать бессвязный монолог какого-то сумасшедшего, который сначала рассказывает ему, как не любил в детстве кормить кошек, а потом начал убивать людей. Вскоре герой понимает, что этот маньяк как-то связан с загадочным убийством его жены, случившемся ровно 10 лет назад. Череда ошеломляющих откровений превращают триллер А.Нотомб в аттракцион не хуже американских горок.

Сюжет этого романа лег в основу одноименного спектакля, который с успехом идет до сих пор на театральных подмостках престижных театров мира.

Косметика врага

Афиша спектакля "Косметика врага"

В феврале 2005 года состоялась премьера «Косметики врага» и в Москве. Спектакль стал совместным проектом двух московских театров: имени А.С. Пушкина и Сатирикона. Главные роли в нем сыграли художественные руководители этих театров Роман Козак и Константин Райкин. «Герои этой пьесы — два человека, которые никогда друг с другом не расстанутся и в то же время не могут быть вместе. И хотя эту историю играют двое мужчин, получился спектакль о женщине» (Роман Козак в интервью Газете.ру).

«Сейчас я нахожусь под очень сильным влиянием бельгийской писательницы Амели Нотомб. Она, по-моему, совершенно гениальна. Я прочел 8 ее романов. Они все потрясающие, но самый сильный — «Косметика врага». За последнее время ничего лучше не читал. Это роман-диалог двух мужчин, просто готовая пьеса» (Константин Райкин из интервью газете «Итоги»).

В 2002 году выходит один из самых необычных романов Амели Нотомб «Словарь имен собственных». Девочка, носящая редкое и труднопроизносимое имя Плектруда, появляется на свет при весьма печальных обстоятельствах: ее 19-летняя мать за месяц до родов застрелила мужа и, родив ребенка в тюрьме, повесилась.

Антихриста

Антихриста

Маленький роман «Антихриста», вышедший их под пера Амели Нотомб в 2003 году, рассказывает о том, «как закаляется сталь» характера нежного подростка.

Жила-была некрасивая девочка Бланш, которая была счастлива только со своими книгами и мыслями. Она одиноко бродила по университетским коридорам, с тоской наблюдая за остроумными, раскованными студентами. Умненькая, начитанная, тонко устроенная Бланш, у которой никогда не было ни друзей, ни любви, зато полным-полно комплексов, встречает роскошную красавицу Христу, которая купается в обожании окружающих. Но в романе есть интрига: красавица Христа на поверку оказывается совсем не той, за кого себя выдает… Неотразимая, прекрасная, обаятельная, и в то же время порочная, лживая и завистливая. «И хвастливая она, и самолюбивая, и недалекая, но она умела внушить к себе любовь. «Благословенны внушающие любовь». Да, именно благословенны, потому что, сколько бы не было у них недостатков, они все равно соль земли, я же на этой земле никому не нужна, никто меня даже не замечает». Христа очаровывает родителей Бланш, становится своей в доме и измывается над подругой, умело играя на ее комплексах. Перед Бланш встает задача — вывести на чистую воду лживую сущность подруги и раскрыть глаза всем окружающим и, в первую очередь, своим родителям. В конечном счете Бланш победит в этой борьбе «акулы с сардинкой». Но как и какой ценой? «Мое тело больше мне не принадлежало, посрамленное, оно выполняло гимнастические упражнения, которые велела делать Антихриста. Так свершилась воля ее, а не моя».

2004 год — роман «Биография голода». Это роман-путешествие автобиографический, как многие другие. Бангладеш, Лаос, Нью-Йорк — страны и города сменяют друг друга, как в калейдоскопе, а на их фоне — блистательная Амели, осмысливающая жизнь, взрослеющая, разочаровывающаяся…

2005 год. Роман «Серная кислота» — тот же жестокий стиль, характерный для большинства книг Амели Нотомб. То же противостояние двоих, но на этот раз двух персонажей телевизионного реалити-шоу «Концентрация» — прекрасной узницы Панноники и надзирательницы Здены.

Настоящий концлагерь, с настоящими пытками и казнями — чем не идея для телешоу? Эмоции гарантированы. «Таков запрос публики, — говорит продюсер, — со сказочками покончено». Легко догадаться, что рейтинг программы сразу зашкаливает. Вот только любое шоу может выйти в итоге из-под контроля, и вчерашние враги вдруг объединятся, чтобы…

2006 год — роман «Дневник ласточки» построен иначе, чем предыдущие — как поток сознания персонажа, решившего лечить разбитое сердце сменой профессии. Молодой человек находит отличный способ преодолеть затянувшуюся депрессию, сменив работу курьера на «профессию» наемного убийцы. Жанр «Дневника ласточки» можно определить как роман абсурда. Но даже в романе абсурда способность чувствовать неминуемо прорвется, пусть и с изрядной долей все той же абсурдности. Новое «занятие» доставляет главному герою изысканное наслаждение, пока дневник застреленной им девушки не меняет радикальным образом его судьбу.

Нотомб в Москве

А. Нотомб в Москве

В феврале 2008 года Амели Нотомб приезжала в Москву, чтобы представить свои книги «Серная кислота» и «Дневник ласточки». В качестве автора Амели Нотомб побывала на спектакле «Косметика врага» в театре им. А.С. Пушкина. Она призналась, что, хотя и ни слова не поняла по-русски, именно такими она представляла себе своих героев. После спектакля, пообщавшись с исполнителями, Райкиным и Козаком, Амели Нотомб заявила, что «никогда не встречала таких интеллигентных актеров». И еще: Амели Нотомб очень понравилось, как реагировала на спектакль российская публика.

Год 2007 — роман, который Амели Нотомб назвала «Ни от Евы, ни от Адама», вышел у нас под названием «Токийская невеста». И он снова посвящен «потерянному раю» А. Нотомб — Японии. Книга «перекликается» с изданным ранее «Страхом и трепетом», но в ней речь уже идет о личной жизни Амели. Нотомб знакомится с молодым человеком, с которым проводит чудесные дни, полные любви. Но… как сама Амели сказала в интервью: «Я чуть было не вышла замуж за очень милого, славного японца. А поскольку он был крупнейшим японским ювелиром, я бы ходила вся увешанная всякими сокровищами, как новогодняя елка». Но героиня предпочла свободу.

2008 год. «Кодекс принца» — играющий смысловыми оттенками роман-загадка, изящный пузырик, который Амели Нотомб выдула из распространенного человеческого недуга. А именно: желание оказаться не здесь и не в своей шкуре, просто потому, что собственная жизнь скучна и предсказуема. На газоне же соседа фиалки определенно душистее.

Однажды в квартире парижского клерка Батиста Бордавы появился человек, произнес две фразы и испустил дух. Таинственный незнакомец оказался вестником той самой вожделенной чужой жизни. Наш герой поселился на принадлежащей покойнику вилле в Версале, каждый день пил ледяную «Вдову Клико» в компании очаровательной хозяйки дома, и не подозревавшей, что она давно вдова, вел необязательные, но приятные разговоры, постепенно превращаясь в ее покойного мужа, который, в свою очередь, обрел черты месье Бордавы.

Книжечка Нотомб — еще и тонкая ирония над современностью. Тут, кажется, и кроется ключ ко всем странностям: похоже, перед нами всего лишь изящная пародия на излюбленные ходы массовой литературы, по-прежнему обожающей истории «золушек» обоих полов — отчасти, собственно, принцев.

В том же году Амели Нотомб стала обладательницей Ордена короны (Бельгия) за свои культурные заслуги.

2009 год — роман «Зимний путь». Название романа отсылает читателя к одноименному вокальному циклу Франца Шуберта. Герой этих песен отвергнут любимой, он странствует по свету, обреченный на тоску и одиночество. Зоил, центральный персонаж романа, утверждает, что несчастной любви не бывает. И все же ему суждено страдать: он влюбляется в девушку, которая ухаживает за аутичной романисткой, но та между интересом к молодому человеку и долгом перед романисткой выбирает второе. Осознав, что у их отношений нет будущего, Зоил решается на отчаянный поступок…

2010 год — роман «Форма жизни». В нем Амели Нотомб получает письмо американского солдата, несущего службу в Ираке. Не видя для себя никаких перспектив на родине, он записался в армию и был отправлен в зону боевых действий и там стал своеобразным наркоманом — впал в зависимость от еды, при помощи которой пытался забыть о страшных картинах войны.

Убить отца

Убить отца

2011 год. В романе «Убить отца» действие происходит в пустыне Невады (США).

Джо, подросток 14 лет, страстно влюбленный в магию, ищет себе отца. И найдет — в лице «величайшего волшебника мира». «Убить отца, значит освободиться от всего, что тебе предрешено, от родительского ожидания», — поясняет Амели Нотомб, которая утверждает, что эта книга не имеет ничего автобиографичного. «Мои родители совершенно не планировали, что я стану писателем, они хотели, чтобы я занималась политикой», — каждый раз говорит романистка, которая в свои 44 года развлекается — «Мой отец… я убила его давно, от этого он не чувствует себя хуже и наши отношения не испортились».

Помимо романов и пьес, Нотомб пишет рассказы и сказки.

«Немного китайская легенда» — сказка, написанная в 1993 году, в 2011 году ее опубликовал журнал «Иностранная литература», посвященный Бельгии. Сказка удивительная, вполне «в духе Нотомб», с неожиданным финалом.

Когда-то Амели Нотомб совсем не собиралась публиковать свои истории. Она и сейчас пишет в 4 раза больше, чем отдает в печать. Но теперь ее мнение об ужасных читателях переменилось. Она ездит по всему миру с презентациями своих романом, получает (помимо больших тиражей и соответствующих гонораров) престижные награды, и вполне довольная жизнью, не смотря на порицание родни.

Кроме того, Амели Нотомб сотрудничает с популярной певицей РоБЕР — написала тексты для ее альбома «Убивающая».

«Я все та же девочка, которая все время пишет и пытается что-то понять…» - скромно говорит о себе Амели Нотомб

Обзор творчества писателя подготовлен

библиотекарем Надеждой Павловной Абрамян

При копировании информации активная гиперссылка на www.mafrance.ru обязательна!

Авторы фотографий неизвестны, права на обложки книг принадлежат их авторам и издательствам.


Понравилась статья? Подпишись на rss, чтобы всегда быть в курсе событий.

Оставить комментарий